Лирика Про Кузю

 (голосов: 0)
12 сентября 2008       

Как Кузя купаться ходил


Лето выдалось не очень удачное. Тепла не было ни в июне, ни в июле. Не дождались мы хорошей погоды и в августе: шли дожди... Проблема с отпуском встала перед нами со всей остротой. Обычно мы проводили отпуск в палатках на берегу чудесной речушки Тырница в Рязанской области, по эта погода не оставила нам даже надежды.
Собственно, можно было бы прекрасно отдохнуть и дома, но Линда - собака охотничья. И без того жаль держать ее в городе, да еще лишить ее свободы в отпуск! На это мы не могли пойти и начали искать варианты.

Выручили нас сердобольные знакомые, и нам удалось пристроить всю нашу собачью компанию в маленький домишко под Дмитровом. Местечко это замечательное принадлежит рыбхозу, со всех сторон там пруды, полные карпов, ловить которых, конечно, запрещалось. Мы не нарушали этот запрет, а вот погонять собакам чаек, уток, галок, стаями обитающих на этих прудах, не возбранялось. Тут-то они отводили душу! Собак было четыре: Линдуськины братья-сеттеры Дюк и Тед, Линда и Кузя.
В первый же день мы нашли пляжную зону. Это был прелестный, чистый проточный пруд посреди поселка. К нашему удивлению, местные жители, вопреки российской привычке изгадить все хорошее, к водоему относились очень бережно. Берета у пего были чистые, зеленая травка мелко вилась по краям пруда, и можно было ходить босиком, не опасаясь поранить ноги о консервную банку или стекло. И что самое главное -изумительно чистое песчаное дно и прозрачная вода.
Мы выбрали себе отдаленный уголок, где наши собаки не мешали окружающим, и в любую погоду ходили купаться. Наша живописная компания привлекала к себе внимание. Еще бы не зрелище, когда три рыжих сеттера, сверкая огненным окрасом, несутся через изумрудный луг! А небо голубое-голубое с медленно плывущими по нему белыми облаками... Необыкновенная картина!
Кавалькаду возглавляла, конечно, Линда, легко и грациозно преодолевая ухабы и канавы. За ней проносился более тяжелый Дюк. Рыхлый, раскормленный Тед пыхтя сбрасывал килограммы, постепенно превращаясь в настоящего сеттера.
Завершал цепочку Кузя. Отчаянно работая лапками, он изо всех сил старался не отстать от длинноногой компании. Его не смущали препятствия, он на ходу врезался в ухабы и, не задумываясь над шириной канавы, прыгал вместе со всеми. Лишь долетев до середины и оказавшись на дне, он, казалось, вспоминал о своем маленьком росточке, отчаянно
карабкаясь по склону вслед уносящейся стае. Также отчаянно он бежал за собаками в воду, но там, где им было по брюхо, ему приходилось плыть. Купался он тоже вместе со всеми, и когда выходил на берег , то без слез на него невозможно было смотреть: такой он делался тще-душнепький, маленький и какой-то жалкий.
Территория перед домом не имела забора. Каким-то образом собаки определили, что им надо охранять. То один, то другой пес с лаем срывались на инспекцию территории, реагируя на шумы или на случайных прохожих.
Жизнь на природе придает очарование самым обычным вещам. Она дарит нам крепкий сон в прохладе лесной ночи, даже самая простая еда кажется необыкновенно вкусной, а уж о чашке густого ароматного кофе в тени деревьев и под жужжание пчел я и не говорю!
Вот именно кофе я и собиралась посмаковать после прогулки по лесу, когда Кузька сорвался с места и побежал на границу, оглашая округу звонким лаем. Я хотела посмотреть, что его обеспокоило, но было так дремотно хорошо, так лень было подниматься, разносился такой кофейный аромат - я решила, что он сейчас сам вернется. Через пару минут я заволновалась, а затем опрометью бросилась из дома. Кузи не было нигде...
Куда бежать? Где его искать, по сути дела, в незнакомом месте? Непременно нужно было проверить наш ежедневный маршрут прогулок и пляж. Туда я и побежала, отослав остальных по разным направлениям. Он не мог далеко уйти, слишком быстро я его хватилась.
На пляже Кузи не было... В душе сразу сделалось пусто и холодно, откуда-то изнутри пополз ужас потери, ноги подкосились. Глаза заволокли слезы. И вдруг сквозь мокроту в глазах мне показалось, что на противоположном берегу мелькнула собачка с беленькой хризантемкой хвостика. Я подскочила. Это был он! Он бежал по дороге, сопровождая каких-то мужчин в спецовках. Мой истошный крик до них не долетел, они уходили все дальше, между нами был пруд, который мне не обежать, а перед ними автобус, который, по-видимому, ждал их.
Купальная часть пруда от рыбной зоны была перегорожена бетонным забором, разделяющим пруд пополам. Вдоль забора шла узенькая обрывистая насыпь. Смельчаки и местные мальчишки, балансируя и цепляясь за опоры забора, перебирались на другой берег этого огромного пруда, когда было лень идти в обход.
По этой тропке я и побежала, не чуя под собой ног, с отчаянием вопя вслед уходящему Кузе. При очередном прыжке нога соскочила с бетонной опоры, и я с разбегу повалилась на нее всем своим небольшим телом. На какую-то секунду от боли я потеряла сознание, дыхание
прервалось, я не могла ни вздохнуть, ни выдохнуть, ни, тем более, кричать. Вся в слезах, наполовину в воде я поползла за Кузей, понимая, что напрасно, я его теряю прямо на глазах, что он сейчас войдет в автобус и навсегда уедет из моей жизни.
Я не поверила своим глазам, когда рабочие развернулись и направились в мою сторону. Они устроились у воды и начали купаться. Мое сокровище, весело плавало вместе с ними, доставляя им немало удовольствия.
Я выползла из воды неподалеку. Грязная, зареванная, израненная. Вид у меня, наверное, был устрашающий. Согнувшись от боли и хрипя «Ку-узя!», я за шкирку вытащила его из воды. Он нисколько не был удивлен моим появлением, а деловито облизал мне мокрое от слез лицо, словно говоря: «Знаю, знаю все, что ты мне сейчас скажешь, но мне так весело!»
Я держала его на руках и плакала в голос. Мужики стояли вокруг меня и утешали, как могли:
«Не волнуйтесь, он бы не пропал, мы бы его себе взяли. Ну, разве можно так из-за собаки расстраиваться!»
Эти утешения только подлипали масла в огонь. Я представляла свою одинокую жизнь без Кузи, и сердце заходилось жалостью к себе и к нему, а слезы все лились и лились бесконечным потоком, но это уже были слезы облегчения.
Успокоившись, я спросила, где они его нашли. Ответ меня сразил: «А мы его не находили, он сам от вашего дома за нами пошел». Я прижала Кузю к себе и, хромая, отправилась к дому. Навстречу мне уже бежала вся компания во главе с рыжими. Кузя был обласкан, обцелован и посажен на привязь. Меня под руки повели допивать остывший кофе.
Когда все улеглось, я думала, как невнимательны и равнодушны мы бываем к окружающим. Вот шли мимо люди, ведь видели, что собака ушла из дома, но им и в голову не пришло, что собаку могут любить, что ее будут искать, что из-за нее люди могут плакать, а в доме поселится тоска. Никто не вернулся, не предупредил, ничего не предпринял.
И я спросила себя: «А я? Все ли сделала я, чтобы найти Кузиных хозяев?» Ведь не очень-то мне хотелось, чтобы они нашлись. И, по большому счету, не украла ли я Кузю?
Если это так, то Господь вразумил меня. Моя пробежка по забору обошлась мне в сломанное ребро. Вот почему я не могла дышать и говорить. В тот же день мы уехали домой. Весь отпуск я пролежала в постели с туго перевязанной грудной клеткой. Кузя и Линда лежали рядом.


Наталья Павлова

8e3c5987a80abeb7a437c6113f54a0b9.js6f32017b2e6ea3f16475cae1c25b2a12.js







Клуб собаководов - Моя Собака

Профессиональная дрессировка среднеазиатских овчарок

Питомник среднеазиастких овчарок УРУШ


Rambler's Top100 Яндекс цитирования
.