О породах О породе Средназиатская овчарка. Алабай.

 (голосов: 0)

А взгляд «азиата» — о нем надо говорить особо — мудрый, направленный куда-то вдаль, будто даже и не в пространство, а во время (вот уж поистине, восток — дело тонкое...). Когда собака одаривает таким взглядом пристально глядящего на нее прохожего и тот смущенно отводит глаза, испытываешь гордость с примесью легкого ехидства, так и хочется сказать:
«Что, брат, это тебе не дворовый Бобик, такого зверя взглядом в упор не проймешь!»

Характер «азиата» «покоится на трех китах» — это территориальность, консерватизм и самостоятельность. Все эти черты в сочетании «дают» собаку очень уравновешенную, очень удобную в общении и крайне надежную в работе.

Развитая потребность в защите территории позволяет САО с легкостью брать под бдительную опеку все, что оказалось в сфере его внимания. Об этой черте мы подробно говорили, рассказывая о профессиях. Повторим еще раз, это очень важный момент, о котором нельзя забывать при воспитании. Территориальность врожденна: не хозяин обучает «азиата» охранять ценное имущество, а пес сам берет под охрану все, что, как он понял, этим имуществом является. Именно от этого надо отталкиваться, формулируя задачу охраны для собаки. Иногда дрессировщики на учебных площадках, мало знакомые с породой, с пеной у рта утверждают, что «азиаты» - некудышные караульщики, а фокус, как правило, в том, что задача поставлена некорректно — собака не видит объекта охраны. Стоит на той же площадке привязать собаку на полчасика-час к дереву да оставить рядом с ней вещи, как она начинает охранять.

Точно так же надо действовать и при знакомстве собаки с другими домашними животными. Если ей внушить, что кошка — самая большая ценность в доме, то будьте уверены, что собственную Мурку она станет облизывать с головы до ног, терпеть, пока та вылавливает лучшие кусочки из собачьей миски, а вот соседских кошек «азиат» может продолжать с упоением гонять с участка.

Консерватизм у САО развит, пожалуй, не меньше территориальности. Собаке очень удобно жить и работать в понятных, привычных условиях. Когда «азиат» хорошо знает, что от него требуется, он действует молниеносно. Крайне важно в процессе выращивания ознакомить щенка с самыми разными условиями, ситуациями, кругом людей и домашних животных. Воспитанная в такой обогащенной среде собака, благодаря своему высокому интеллекту, легко разберется в любой новой ситуации, сумеет разложить все по полочкам.
Так, например, собаку приучили к езде в машине. С ней связаны самые приятные ассоциации — это и способ добраться в интересное место, где можно побегать, поиграть с другими собаками, это и дом на колесах, где так уютно дремлется. Подобное отношение «азиат» переносит с конкретной машины на любую другую. Но попробуйте в первый раз загрузить в машину взрослого кобеля САО, чтобы доехать с ним, например, до выставки, — это будет аттракцион не для слабонервных и малосильных. Более того, собака, выращенная в обедненной среде и неизменных условиях, оказывается ненадежной как компаньон и как работник. Впервые попав, допустим, из тихого загородного дома на шумные улицы, пес откровенно теряется. Он уже не может быстро сообразить, что ему надо делать, что из окружающего для него и хозяина безразлично, а что представляет опасность. Такая собака поневоле становится излишне агрессивной, потому что в этой ситуации агрессия — наиболее простой способ решать проблемы.

САО хуже других пород принимают резкое изменение требований. Для них совершенно недопустимы переходы от «заласкивания» к суровости, и наоборот, они не понимают, как им на это реагировать. Консерватизм свойствен «азиату» и в отношениях с людьми, и с собаками. На многие годы он запоминает, какой пес, какой породы гонял его, пока он был щенком. Став взрослым, «азиат» не приминет припомнить бедолаге все его грехи, более того, перенесет неприязнь на всех однопородников. Приятельские узы также сохраняются на всю жизнь: привыкнув к товарищу детских игр или к собаке-воспитательнице, «азиат» узнает его и спустя годы разлуки. Дружественные отношения оказываются сугубо персонифицированными: например, «азиатка», воспитанная сукой породы ризеншнауцер, оказалась разлученной с той на большой срок. Как-то увидев на прогулке чужого «ризена», она кинулась к нему, явно спутав с приемной матерью. Огорчение и обида из-за ошибки оказались столь велики, что «ризену» же еще и влетело (зачем она так похожа на маму!?).

Отношения с людьми также сохраняются на всю жизнь. Если «азиат» привык слушаться хозяина, относится к нему приязненно, то человек, даже постарев,
ослабев из-за болезни, все равно остается для пса непререкаемым авторитетом. Это крайне важно помнить. Ведь в физическом единоборстве с «азиатом» мало кто может устоять, не то что добиться победы. Полагаться в отношениях с этой собакой на грубую силу — явная ошибка. Как можно забывать о том, что при равном весе с человеком собака куда устойчивее и обладает большей резкостью удара, что силы ее челюстей хватает на то, чтобы разгрызать кости крупных животных, тогда как зубы человека пасуют уже перед грецким орехом! Человек главенствует над «азиатом» не за счет силы, а за счет правильно построенных отношений. Он должен быть для своей собаки вожаком — мудрым и умелым, чью силу собаке и в голову не приходит проверять. Только тогда взаимоотношения с САО оказываются приятными, надежными и стабильными.

Самостоятельность — это неотъемлемая черта каждой настоящей САО. В отличие от многих и многих заводских пород, «сделанных» под конкретную задачу и работающих в теснейшем контакте с проводником, «азиат», отлично взаимодействуя с вожатым, в его отсутствие легко сам находит верное решение. Получив некогда определенную установку на поведение, правильное в конкретной ситуации, «азиат» далее сам решает, соответствует ли данная ситуация уже встречавшимся, какова степень угрозы, насколько силен противник и поступает сообразно. Такой стиль работы оказывается очень удобен для окарауливания больших территорий. Собака может время от времени обходить свой участок (так чаще работают суки), а может занять некую стратегически важную точку -крыльцо, главный подход к дому — и устроиться на весь день там (это излюбленная манера охраны у кобелей). Точно так же, уразумев, например, что дом могут посещать одни знакомые люди в качестве гостей, а другие, не менее знакомые, в качестве рабочих, собака четко будет различать их и с одними спокойно общаться, а вторых терпеть лишь при хозяине.

Однако самостоятельность легко обращается в самоуверенность и упрямство. Вот эти качества собаки в цивилизованном обществе нетерпимы, поскольку делают ее мало управляемой. А ведь пока щенок мал, все это смотрится очень мило. Щенку не позволяют что-либо делать, а он упорно стоит на своем. Нельзя, к примеру, бегать по цветочной клумбе, а юный «азиат» упорно туда лезет да еще и норы копает. Владелец машет рукой, — да пусть его, все равно цветы уже отцвели, а на будущий год клумбу собирались переносить в другое место. Вот тут его серьезная ошибка — дело-то не в цветах, а в том, что собака поняла: хозяев можно переупрямить — стой на своем и добьешься цели. В следующий раз она применит это знание в другой ситуации и опять-таки преуспеет — вот ее упрямство и расцветет пышным цветом. Крайне важно бороться с проявлениями упрямства при выполнении команд. Стоит дать слабину, и выдрессировать собаку уже не удастся; именно тут корни мифов о тупости «азиатов».

Собака, привыкшая побеждать хозяина упрямством, быстро становится самоуверенной: весь жизненный опыт показывает ей, что она лучше хозяина знает, как надо поступать. Разумеется, обучить такую собаку практически невозможно, равно как ею нельзя управлять. Попробуйте у такого пса отобрать опасный для него предмет — ведь он уверен, что грызть провод под напряжением интересно и приятно!

Очень самостоятельный, всего добивающийся пес,— знаете, чей это портрет? Отвечаем: в самых общих чертах это портрет вожака стаи, который все знает сам, получает то, что хочет и сам себе голова. Мало того, что с ним сложно договориться, вожак решает не только то, что он делает и как, но и то, с кем и как он общается. Это он решает, будет он с вами сегодня дружить или вам придется переселяться с любимого дивана. Согласитесь, подобное животное еще как-то, с большими оговорками, терпимо на цепи, но никак ни в доме или на улице при вольном содержании. А ведь собаку заводят не только для сугубо прагматических целей защиты (тогда проще, наверное, выхлопотать разрешение на ношение оружия), собака современному человеку нужна прежде всего как компаньон, сотоварищ, спутник.

Отдельно следует коснуться отношения «азиата» к детям — это «изюминка» данной породы. САО вежливы с детьми, что закреплено веками отбора. Многим «азиатам» нравится общаться с ребенком, следить за ним, играть. Похоже, дитя человека вполне удовлетворяет страсть собаки к опеке слабого, ту самую положительную сторону ее высокой социальности. Собака хорошо уживается с малым ребенком даже в небольшой городской квартире, она оказывается отличным товарищем для игр подростка. Но следует подчеркнуть, что ребенок никогда не будет для собаки вожаком. Она прекрасно понимает его статус в семье, что он ценен для хозяев, уязвим и не может постоять за себя, но столь же хорошо она знает, что ребенок несамостоятелен. Именно поэтому держать «азиата» в качестве собаки только для ребенка недопустимо. Ребенок не сможет им управлять — собака возьмет бразды правления на себя. Это она будет решать, куда идти и стоит ли атаковать «чужого дядю», который остановился закурить в пяти метрах от опекаемого малыша. Пусть ребенок не так и мал, но для взрослой САО нет принципиальной разницы между 8- и 12-летним — все равно это маленький человек, которого надо защищать, с которым весело играть, но которого совсем не обязательно слушаться. На улице, при посторонних, при ребенке с «азиатом» обязательно должен быть взрослый человек, который реально управляет собакой.

И еще один очень важный аспект поведения: САО — собака высокосоциальная, для нее естественно жить в стае, общаться с другими собаками. «Азиат», который не умеет общаться с другими собаками, — это уже не САО, это какое-то другое животное. Более того, растить щенка-«азиата» в изоляции от прочих собак нехорошо, неестественно. Он должен играть, должен научиться пользоваться «собачьим языком», объединяющим демонстрационные позы, мимику, звуки, обозначающие разные эмоциональные состояния. Щенок, выращенный в изоляции от себе подобных, становится угрюмым, зачастую неуверенным в себе. Это не пустяки, ведь неуверенная собака — ненадежна. Она не умеет соизмерять свои силы, легче вступает в конфликт.
Более того, кобель, лишенный сызмала социальных контактов, становится замкнутым, и, что следует помнить, такой кобель с очень большой вероятностью не сумеет повязать суку. А теперь представьте, что это кобель с хорошей родословной, отличного экстерьера, словом, как раз то животное, которое могло бы оставить свой след в породе. Но на течную суку этот пес внимания либо не обращает, либо явно не понимает, что же он должен делать. Попытки суки поиграть приводят его в злобно-настороженное состояние. Стоит ли делать из нормальной собаки явно ущербное, с больной психикой, животное? Ответ ясен.








Клуб собаководов - Моя Собака

Профессиональная дрессировка среднеазиатских овчарок

Питомник среднеазиастких овчарок УРУШ


Rambler's Top100 Яндекс цитирования
.